Каталог оборудования

Развитие российской химической промышленности начала XX века. Часть 3: третья пятилетка и военные годы

Развитие российской химической промышленности начала XX века. Часть 3

Третья пятилетка: 1938-1940 годы

В начавшуюся в 1938 году третью пятилетку планы развития химической промышленности предусматривали кратный рост выпуска аммиака, азотных удобрений и военной химии. Производство таких веществ, как синильная кислота, иприт, люизит, средства защиты планировалось выпускать согласно мобилизационного плана с 1940 года.

Для координации работ по планированию, организации строительных работ и функционированию предприятий химической промышленности в сентябре 1939 года был создан самостоятельный Народный Комиссариат химической промышленности (НКХП). До этого всеми функциями Наркомата заведовал Химический отдел Наркомата Тяжёлой Промышленности и Главные Управления. В сентябре 1939 года в Наркомат вошли одиннадцать Главных Управлений по управлению азотной, основной химии, горно-химической, лакокрасочной, анилинокрасочной, йодо-бромной, резиновой, каучуковой и пластических масс, тресты, два Управления производства военной химии, Управления сбыта и снабжения, учебных заведений и геолого-разведка.

6-е Главное Управление – занималось заводами производящими отравляющие вещества, т.е производящих химическое оружие. На 1939 год их было уже 17 заводов.

  • Березники (Пермская обл.). Химический завод № 761. Производство иприта.
  • Чапаевск (Самарская обл.). Химический завод № 102. Производство иприта, люизита, фосгена, дифосгена и других ОВ. Наполнение ОВ различных химических боеприпасов. Хранение ОВ.
  • Дзержинск (Нижегородская обл.). Химический завод № 96. Производство иприта, люизита и других ОВ. Наполнение ОВ различных химических боеприпасов. Хранение ОВ.
  • Дзержинск (Нижегородская обл.). Химический завод № 148. Производство синильной кислоты. Наполнение различных химических боеприпасов.
  • Дзержинск (Нижегородская обл.). Чернореченский химический завод. Производство синильной кислоты, фосгена, дифосгена. Наполнение различных химических боеприпасов.
  • Электросталь (Московская обл.). Снаряжательный завод № 12. Наполнение иприта, адамсита, дифенилхлорарсина, хлорацетофенона и других ОВ в различные химические боеприпасы.
  • Кинешма-Заволжск (Ивановская обл.). Химический завод № 756. Производство адамсита и дифенилхлорарсина.
  • Кирово-Чепецк (Кировская обл.). Химический завод № 752. Наполнение ОВ в различные химические боеприпасы.
  • Ленинград (С.-Петербург). Химический институт ГИПХ. Производство дифосгена.
  • Москва (Дербеневская набережная). Дербеневский химический завод. Производство дифенилхлорарсина и дифенилцианарсина.
  • Москва (шоссе Энтузиастов 9.). Созданный на базе Ольгинского завода№1 -химический завод № 70 и спецлабораторияим.В.Я.Карпова. Производство иприта, люизита, фосгена, адамсита, хлорацетофенона, дифенилхлорарсина, дифосгена, люизита и других ОВ. Разработка опытных ОВ, таких как газ «циклон», вещество «И». Количество работающих 290 человек.
  • Москва (Триумфальная площадь). Химический завод. Производство иприта и других ОВ.
  • Москва (Угрешская ул.). Химический завод № 93. Производство хлорацетофенона.
  • Сталиногорск (Новомосковск, Тульская обл.). Химический завод № 100. Производство иприта. Наполнение различных химических боеприпасов.
  • Сталинград (Волгоград). Химический завод № 91. Производство иприта и фосгена. Наполнение ОВ в различные химические боеприпасы. С 1934 года заседанием Политбюро ЦК ВКП (б) на заводе введен особый порядок найма и увольнения рабочих. Завод с 1937 переведен в группу особо режимных предприятий.
  • Щелково (Московская обл.). Химический завод. Производство дифенилхлорарсина.
  • Воскресенск (Московская обл.). Химический завод. Производство синильной кислоты.
Химические заводы до революции
Химические заводы до революции

5-е Главное Управление – производство средств защиты от отравляющих веществ.

  • Главхимпром – управляет заводами производящими серную, соляную, уксусную и другие кислоты, кальцинированную соду, азотные удобрения, глинозем и др.
  • Главазот –управляет заводами, производящими аммиак, азотную кислоту, каустик, азотные удобрения, карбид кальция и др.
  • Главрезина -заводы, производящие резиновую обувь, изделия промышленной техники, эбонитовые изделия, регенерат, бесшовные изделия и др.
  • Главшинпром – управляет заводами, производящие авто-вело-покрышки и камеры, корд, асбестовые изделия и др.
  • Главкаучук – управляет заводами, производящими синтетический каучук, натуральный каучук, карбид кальция и др.
  • Главанилпром – управляет заводами, производящими анилин, красители и полупродукты.
  • Главкраска – управляет заводами, производящими авто- и авиолаки, эмали, сухие и тертые цинковые белила, литопон, растворители и др.
  • Главйодобром – управляет заводами, производящими бром, иод, хлористый магний и поваренную соль.
  • Главгорхим – управляет предприятиями по добыче и выработке аппатита, фосфорита, серы, сильвинита, хлористого калия, серного колчедана.
  • Главное Управление химпластических масс (Главхимпласт) – управляет заводами, производящими феноло-формальдегидные смолы, пресспорошки, аминопласты и изделия из них, нитромассы.
  • Главное Управление снабжения химической промышленности (Главснабхимпром), отвечало за снабжение подведомственных наркомату предприятий и распределением фондов.
  • Главное Управление сбыта химической продукции (Главхимсбыт).
  • Главное Управление Учебных заведений (ГУУЗ) – руководит учебными заведениями, подчиненными Народному Комиссариату химической промышленности Союза ССР.
  • Геолого-разведочное Управление.

Передача химических предприятий из Наркомата Тяжёлой промышленности (НКТП) и Наркомата Боеприпасов (НКБ) в Наркомат Химической промышленности проходил по мере возведения новых химических заводов строительными трестами НКТП. Иногда происходил обратный процесс. Так завод № 505 находящийся на Уфимском крекинговом заводе был частично переведен в НКБ в 1942году для организации производства пикриновой кислоты.

Денисов Михаил Федорович
Денисов Михаил Федорович

Первым народным комиссаром НаркоматМихаил Федоровича химической промышленности был назначен Денисов. С третьего курса химического факультета ЛТИ он был направлен в Военно-техническую Академию РККА. После окончания Академии он работал в ней преподавателем. Краткий управленческий опыт он получил, работая заместителем Наркома Тяжелой промышленности с 1938 по 1939 год.

Под руководством наркома продолжилось ускоренное возведение новых химических цеховс большим количеством нарушений. Заводы не имели очистных сооружений, функционирующей принудительной вентиляции и тд. А последующие трагические события июня 1941 года вообще отложили на неопределенный срок все проблемы по обеспечению нормальных условий труда в химической отрасли.

Публикации по теме:

Военный период

На второй день войны Совет по эвакуации при СНК СССР начал готовить план по перевозке заводов, людей, материалов вглубь страны. Непосредственно эвакуация заводов химической промышленности в тыл началось в июле-августе 1941года. Эвакуация стала осуществима благодаря заранее подготовленным площадкам и построенным энергетическими мощностями. Поэтому главными задачами руководителя эвакуации Алексея Николаевича Косыгина и группы из 3000 инспекторов стали размещение персонала на новых местах и организация каналов снабжения сырьём и материалами новых заводов. Всего перевезено свыше двадцати химических производств, свыше 500 единиц крупнотоннажного оборудования.

Вот некоторые из них:

  • Константиновский химический завод (Украина) – вывезен в Казахстан.
  • Завод соды из города Славянск эвакуирован в город Стерлитамак (Башкортостан),
  • Завод по выпуску ксилола из города Рубежное (Украина) 27 сентября 1941 года перевезен в г.Черниковск, близ Уфы.
  • Производства Рубежанского, Дербеневского и Дорогомиловского химических заводов перевезены в город Кемерово.
  • Тюменский завод пластмасс основан на базе завода № 94, находящегося в Подмосковье.
  • Кусковский химический завод (выпускавший до 1917 года лучшие индустриальные масла) эвакуирован в Новосибирск на площадку пивоваренного завода «Вена». Первый эшелон отправлен из Кусково 22.09.1941г., прибыл в Новосибирск в середине октября 1941г. На его базе создан Новосибирский завод пластмасс.

Завод № 91 в июле 1942 года эвакуирован в г. Усолье-Сибирское. В феврале 1943 года восстановлен обратно.

Казанский пороховой завод
Рабочие казанского порохового завода

В заблокированном Ленинграде были частично остановлены пороховые заводы, а большинство химических заводов Украины, Литвы, в том числе выпускающих порох, толуол были взорваны. К августу 1941 года было потеряно 80% производств порохов, толуола, взрывчатых веществ и это сразу отразилась на производстве снарядов.

Проблема возникла и с производством боевых отравляющих веществ. В предвоенные годы готовилось их массовое производство, начать которое в самых широких масштабах Государственный комитет обороны решил в 1941 году, на второй месяц войны. 12 августа 1941 года ГКО, или ГОКО, как сокращали его название в то время, принял три совершенно секретных решения — № 470cc «О снаряжении артхимснарядов, авиахимбомб, химических мин и ампул в августе месяце 1941 г.», № 471cc «Об увеличении поставок спецхимикатов» и № 472cc «О дополнительном производстве наземных средств химического вооружения для НКО».

Во исполнение этих решений ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР 16 августа 1941 года приняли совместное постановление о расширении производства отравляющих газов и рецептур. Народный комиссариат химической промышленности (НКХП) не смогу выполнить поставленные задачи, объясняя это объективными причинами. Причины действительно выглядели основательно: эвакуация предприятий, сложности в налаживании производства на новых местах, низкая квалификация мобилизованных на химические предприятия рабочих и т. д.

Но ни один уральский завод и заводы в Дзержинске на восток страны не переезжали и работающие на особо режимных заводах имели бронь и не подлежали призыву в действующую армию. А план между тем не выполнялся. Никаких сдвигов не наблюдалось и в последующие месяцы, и в конце 1941года к делу подключили Прокуратуру СССР. 25 января 1942 года прокурор СССР Виктор Бочков доложил членам ГОКО данные предварительной проверки « о фактах преступного планирования производства хлора, хлорной извести, хлорамина и дихлорамина». А уже 5 февраля 1942 года Бочков направил Сталину подробный доклад о расследовании деятельности руководящих работников Наркомхимпрома по производству ОВ — отравляющих веществ. В докладе говорилось:

«Следствием установлено, что руководство Наркомхимпрома допустило и допускает ряд действий, граничащих с вредительством, в деле планирования и организации производства ОВ, а в частности иприта, люизита, синильной кислоты и др., в области капитального строительства новых предприятий, реализации изобретений оборонного значения, а также в деле организации производства новых видов ОВ».

Как установила Прокуратура СССР, одной из важнейших причин неисполнения постановления ГОКО были технологические нарушения и аварии, которые могли оставить химическую промышленность без значительной части ее работников.

Вследствие неправильной организации производственных процессов и систематических и грубых нарушений правил техники безопасности на предприятиях Наркомхимпрома имеют место массовые отравления рабочих. Так, например, на заводе № 96 НКХП в цехах по производству иприта и снаряжения химических снарядов (3,16 и 17 цеха) в сентябре имели место 343 случая отравления, в октябре 315, а в ноябре 365 случаев, из которых 341 случай с потерей трудоспособности, а три случая даже со смертельным исходом. На заводе №365 НКХП (г. Дзержинск) в августе 1941 г. отравились 29 рабочих, в сентябре — 59, в октябре — 92 и т. д., причем многие случаи отравления сопровождались потерей трудоспособности, помещением заболевших в психбольницу, а два случая смертью. На заводе №97 лишь в сентябре-октябре 1941 года отравились 42 рабочих, из коих трое умерли, а несколько человек сошли с ума и были помещены в психиатрическую больницу. Для характеристики резкого нарастания количества отравлений на предприятиях Наркомхимпрома достаточно привести следующие данные. На заводе №96 в 1-м квартале 1941 года зарегистрированы 82 случая отравлений, во втором квартале — 70 случаев, в третьем квартале — 672 случая и в 4-м квартале — 1278 случаев. На заводе № 365 в 1-м квартале было 17 случаев отравлений, во 2-м квартале — 11 случаев, в третьем — 93 и, наконец, в четвертом квартале — 157».

Следователи выявили и причины аварий. Как установлено, столь массовые отравления рабочих происходят по следующим причинам:

  1. Неисправности и отсутствия своевременного ремонта аппаратуры, что ведет к постоянным подтеканиям и даже к массовым розливам отравлявших веществ.
  2. Большой запущенности вентиляционного хозяйства.
  3. Захламленности заводских площадок зараженными отходами.
  4. Полного отсутствия контроля за воздушной средой, дегазацией и инструктажем рабочих.

Виновниками аварий следствие сочло руководителей Наркомхимпром. Основной причиной массовых отравлений надо признать преступное отношение руководителей Наркомхимпрома и его предприятий к вопросам техники безопасности и промсанитарии.

Забегая вперед, по поводу отравлений можно отметить, что ситуация и дальше будет оставаться плачевной. В декабре 1942 г. пришлось готовить совместный приказ НКХП СССР и НКЗ РСФСР, посвященный «большому числу случаев профессиональных отравлений» на заводах № 96 и 102. В феврале 1943 г. в НКХП была изобретена должность главного инспектора НКХП по контролю за соблюдением правил техники безопасности на заводах спецхимии. А после серии новых тяжелых событий дело докатилось до Кремля, и ГОКО был вынужден в июле 1944 г. изобразить фигуру заботы в специальном постановлении «об усилении профилактических мероприятий» на предприятиях химоружия, после чего не мог не появиться новый совместный приказ НКХП СССР и НКЗ СССР, на этот раз в ноябре 1944 г. Но к заботе о людях они отношения не имели. Достаточно упомянуть две директивные фразы: «запретить открытый способ исправления брака и немедленно прекратить ручное, открытое исправление брака на всех заводах». Первая была написана в декабре 1942 г. а вторая — в ноябре 1944 г. (на этот раз даже по согласованию с ВЦСПС), когда война уже заканчивалась и встал вопрос о частичной консервации цехов химоружия.

Вернемся к срывам выполнения планов выпуска. Ситуация обнаружилась совершенно поразительная. Оказалось, что руководители Наркомхимпрома знали, что для исполнения постановления ГОКО у них просто-напросто нет достаточного количества сырья.

Как признал т. Денисов в своей записке в СНК СССР от 31 января сего года за № 664 (эта записка была им представлена в связи с сообщением Прокуратуры СССР от 25 января), вследствие неправильного планирования производства хлора образовался значительный дефицит этого важнейшего продукта. Необходимо лишь дополнить, что образовавшийся большой дефицит хлора нарастал годами и это, по существу, скрывалось от Правительства, что явствует из следующего. По заданию Комитета Обороны в июле-августе 1940 года был разработан и представлен Наркомхимпромом на утверждение Правительства мобплан заводов НКХП на IV квартал 1940 г. В этом плане был показан избыток хлора в количестве 1777 тонн в квартал. Между тем уже в декабре обнаружился дефицит хлора примерно в 3000 тонн годовой мощности. В марте 1941 года за подписью Денисова в Правительство были представлены сводные данные о мощности заводов по изготовлению ОВ и хлорпотребляющих продуктов. Но в этих сведениях, указав мощности по иприту, фосгену, дифосгену, люизиту и др., НКХП обошел молчанием вопрос о том, что все эти мощности лишь примерно на 50% обеспечены мощностями заводов, изготовляющих хлор, а при таком положении вещей являются мощностями нереальными». Факты были подкреплены показаниями бывшего главного инженера 1-ого Главка НКХП Кауфмана Д.П. Он показал, что и в 1940 и 1941 году в Правительство отправлялись изначально дутые цифры, а реальная ситуация по производству того же хлора скрывалась.

Вскрылись и факты недостоверной информации по производству иприта. Так, по данным на 1 июля 41 г. Наркомхимпром показал мощность всех ипритных цехов в 97 тыс. тонн. Фактически такое количество иприта предприятиями Наркомхимпрома никогда не выпускалось. Одним из основных производителей иприта является завод №98 (Березники). Бочков показывает –по заводу №98 была показана Наркомхимпромом мощность в размере 40 тыс. тонн в год. Однако, вследствие вредительски осуществленных проектов аппаратуры, технологических процессов и монтажа, мощность этого завода была около 20 тысяч тонн. Основной завод №96 (Дзержинск) также длительное время не работал, а максимальная мощность завода был 20 тысяч тонн. В результате всех этих безобразий выполнение программы всеми ипритными цехами в 4-м квартале 1941 г., по данным самого Наркомата, достигло только 47,3%. Для того чтобы понять, насколько был провален выпуск иприта в 4-м квартале 1941 г., следует иметь в виду, что по квартальному плану следовало выпустить 24 450 тонн иприта, а фактически было запланировано Наркоматом только 11 300 тонн, т. е. меньше 50% правительственного задания и тех мощностей, которые сам наркомат показывал и показывает по своим ипритным цехам. Таким образом, установлено, что, сообщая в Правительство якобы имеющиеся мощности по иприту, Наркомхимпром и в частности т. Денисов по существу обманывали Правительство.

Заявленные мощности по выпуску люизита составляли 12 000 тонн. Однако План производства люизита был также сорван, по причине отсутствия треххлористого мышьяка на заводе №96 и карбида на заводе №102. План 2-го полугодия 1941 г. по люизиту в 5645 тонн был выполнен только в объеме 2003 тонн, или на 35,5%. По постановлению ГКО от 12 августа 1941 г. Наркомхимпром обязан был на заводах №96 и №102 нарастить мощности по люизиту до 18 тыс. тонн в год к 1 января 1942 г. Однако это постановление Правительства не только было сорвано Наркомхимпромом, но даже те мощности, которые Наркомат сообщал ранее как фактически у него имеющиеся, достигнуты не были.

По выпуску фосгена дела обстояли таким образом. Два имеющихся завода №91 и Чернореченский №102 могли в полном объеме выпускать этот фосген, но из-за отсутствия снаряжательных установок для его розлива нормы производства были уменьшены до 5000 тонн в год, вместо 12500 тонн по плану.

Дела по синильной кислоте выглядели не лучше. Переход на новый контактный метод производства был сорван. И далее из доклада прокурора Бочкова. «Преступно затянув реализацию этой работы, Наркомхимпром не осуществил ее до 16 августа 1941 г., когда состоялось решение СНК СССР и ЦК ВКП(б), обязывающее Наркомхимпром построить завод по производству синильной кислоты мощностью в 5 тыс. тонн, основанный на контактном методе, в районе гор. Кемерово. Однако и это решение выполнено не было, а 17-18 октября 1941 г. в гор. Дзержинске по личному распоряжению т. Денисова сожжены абсолютно все материалы по разработанному НИИ-42 контактному методу производства синильной кислоты. Никакой необходимости в сожжении этих документов в г. Дзержинске, отстоящем от фронта на несколько сот километров, не было. Уничтожение этих документов, естественно, сорвавшее или на длительный срок оттянувшее реализацию постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) о постройке и пуске нового завода, является преступным. К этому остается добавить, что даже после сожжения документов, если бы Денисов счел необходимым восстановить уничтоженные материалы, то он мог бы, собрав инженеров, разрабатывавших раньше этот метод, попытаться в кратчайший срок воссоздать эти материалы. Однако и этого сделано не было. Вследствие отсутствия надлежащего руководства со стороны наркомата и 1-го Главка заводами, производящими синильную кислоту, программа по синильной кислоте на 2-е полугодие 1941 г. в количестве 3198 тонн была выполнена лишь в объеме 1290 тонн, или на 40,3%».

Перечисляя все эти факты: массовые отравления, срыв плана на 60% и более процентов, саботаж и разгильдяйство прокурор предлагает наказать виновных.

Не было организовано производство нового отравляющего вещества фармакон, который был получен в мае 1941 года. Цех, на котором планировалось производить фармакон в Березниках был отдан под производство гексогена. С 1936 год не производился фосгеноксим – полуустойчивое отравляющее быстрого кожного действия. Он был разработан в НИИ -42, однако все вопросы по усовершенствованию технологии до 1941 года оставались нерешенными.

Сорвана и программа по изготовлению противогазов. Во втором полугодии было выпущено 5629 тысяч противогазов ВС-Ж-4 вместо 8450 тысяч штук, так как завод №397 НКХП не поставил требуемое количество активированного угля.

«Докладывая об этих результатах расследования, произведенного Следственным Отделом Прокуратуры Союза, полагаю необходимым арестовать и отдать под суд б. начальника 1-го Главка Михайловского, б. главного инженера 1-го Главка Коуфмана, главного инженера завода № 96 Гольдберга. Вместе с тем, поскольку Нарком химической промышленности Денисов несет главную ответственность за эти преступления, прошу отстранить его от занимаемой должности и разрешить Прокуратуре Союза его арестовать и предать суду». Часть обвиняемых действительно отдали под суд. Наума Абрамовича Гольдберга, к примеру, приговорили к семи годам лишения свободы, но как ценного специалиста отправили в одно из тюремных конструкторских бюро НКВД, где он оставался до конца войны.

Наркома Денисова М.Ф. не расстреляли, не арестовали. Заместитель председателя Совнаркома СССР Михаил Первухин, которого Сталин 24 февраля 1942 года решил по совместительству назначить наркомом химической промышленности, вспоминал:

«Сталин спросил: "А что делать с Денисовым?". Отвечаю: "Оставьте, пожалуйста, моим заместителем". (Я ведь Михаила Федоровича неплохо знал, человек он был добросовестный и честный.) Председатель ГКО с этим согласился. И в ту же ночь на проходившем в Кремле заседании (Сталин звонил мне оттуда) моя кандидатура была одобрена, а затем сразу же вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о моем назначении наркомом».

Рейтинг: 5/5 - 1 голосов
    Ваш email не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.